6

Пресса о нас

 

"Афганистан болит в душе моей..."

   полная версия для печати

(архив с документом Word,

477 Кб).

 

 

Новый 2009 - 2010 учебный год в Костеревской средней школе № 2 станет годом ее 70-летия. Созданный для подготовки к этому событию оргкомитет уже работает. Перед вами - один из матери­алов, посвященных выпускникам школы. Во вступительном слове к нему автор - директор Костеревской СШ № 2 Светлана Борисов­на Матюнина написала: «Этот очерк я посвятила всем «афганцам», вышедшим из нашей школы. Разумеется, и другим, кому суждено было попасть на эту войну».

 

Ты мне снишься ночами,

Афган,

Хоть прошло долгих десять лет...

Я давно не сопливый пацан,

Только твой не истерся след.

Не медалями на груди

И не льготами, коих нет...

А друзьями, что там, позади,

Да и кровью оставлен след:

След от пота, что ест глаза,

След от пули, когда стрельба,

След, когда по щеке - слеза,

След, что люди зовут

Судьба. Злость прошла

на своих врагов,

Притупилась

боль старых ран...

Не успел я отдать долгов,

Только помню тебя, Афган.

Е. Коновалов, октябрь, 1998 г.

 

ВЫПОЛНЯЯ ВОИНСКИЙ ДОЛГ

 

В лучах палящего солнца по­явился самолет. Он сделал круг над долиной и пошел на посадку. Сре­ди гор, долин, покрытых зеленым ковром, появился Кабул со своим особым обликом и ритмом.

Яркие цвета, сигналы автомо­билей, необычные для глаза евро­пейца - мужчины в чалмах и жен­щины в паранджах, дорожная эк­зотика - мулы и велосипедисты, ос­лики... Все это навсегда осталось в памяти тех счастливцев, кто су­мел вернуться на родину, выпол­нив свой воинский долг.

Это был август 1983 года. Со­ветский Союз продолжал оказы­вать интернациональную помощь Народно-демократической партии Афганистана.

У Афганистана - особая судь­ба. Бесконечные войны и распри сотни лет терзали эту древнюю страну. Не раз афганцы объявля­ли «джихад» - священную войну -англичанам, не очень уютно было на этой земле всем завоевателям.

...Самолет затих, открылась рампа, из нее стали выходить де­сантники Витебской дивизии ВДВ. В числе прибывших спустился из ИЛ-76 на обожженную войной зем­лю и выпускник нашей школы Алек­сандр Климов.

Саша рос в дружной рабочей семье. У его родителей, Сергея Сергеевича и Фаины Ивановны, было трое детей. С детства Алек­сандр отличался трудолюбием, добротой и ответственностью. Учился он в Костеревской средней школе № 2, которая позже стала для него родной вдвойне, так как А. С. Климов пришел сюда работать после окончания Владимирского педагогического института учите­лем физической культуры.

Учился Александр Климов хо­рошо, выделялся открытостью души, необыкновенной улыбкой и особым обаянием. Спортивные успехи сделали его авторитетным среди сверстников. В 9-10-м клас­сах под влиянием педагога Сер­гея Ивановича Копылова, препо­дававшего физкультуру, он приоб­щился к плаванию, легкой атлети­ке. В 9 классе Саша имел 2 разряд по плаванию, был вторым, а в 10 классе - и первым в районном кроссе. Никто не удивился, когда, окончив школу, он поступил в ВГПИ на факультет физического воспи­тания. После второго курса Саша попал на службу в Прибалтику, в медсанбат.

Сначала слово «медсанбат» его смутило. А на деле это оказалась особая рота, которая в ходе служ­бы регулярно участвовала в пока­зательных выступлениях перед ко­мандованием округа в г.Рукла. До армии, будучи студентом, Алек­сандр занимался атлетической гимнастикой, на 1 курсе трениро­вался во Владимире.

В части постоянно говорили об Афганистане. Понимали, что каж­дый может туда попасть. И это произошло.

Из воспоминаний А. С. Климова: «Перед вылетом ИЛ-76 из Капсукаса нам обещали остановку в Ташкенте. Когда мы приземлились, то решили, что находимся в сто­лице Узбекистана, но оказалось, что мы уже в Кабуле. Мы вышли из самолета в «парадках», в сапогах, с сухпайками, тяжелыми коробка­ми (каждому дали по три) и по­строились у трапа. Встречавшие нас военные были в полевой фор­ме, загорелые. Они повели нас в клуб 50-го полка десантной диви­зии. Командир рассказал о служ­бе в Афганистане, о том, как надо себя вести, о трудностях, дисципли­не. Затем началось распределение по частям. И снова - медсанбат... После «жаркого» перелета нас намыли в бани отправили в свои казармы в крепость Балхисар. Эта крепость - «память» об англо-аф­ганской войне. Она отличалась добротными зданиями, спортза­лом, бассейном с водой, подве­денной с гор, площадками для физических занятий. Надолго, ви­димо, планировали англичане свое присутствие в Афганистане. Но все проходит, все меняется....

Началась жизнь в особых ус­ловиях: четко и жестко день был распределен до минуты: завтрак, бег по утрам - 5 км, тренировка в спортзале, тренажеры, отдых, за­нятия, снова бег вечером - 5 км, ужин». Застава, где слу­жил Александр, рас­полагалась по пери­метру вокруг Кабула. Десантники выпол­няли задачу по охра­не столицы Афгани­стана, перевалов и контролировали до­лину. А дома, в Со­юзе, никто не знал, где находится Саша. Многие его сослу­живцы щадили род­ных: писали, что на­ходятся в «учебке» в Душанбе, надеясь, что их пребывание в этой жаркой и чужой стране будет недол­гим. Письма мало

отличались друг от друга: жив, здоров, привет родным.

Жизнь в боевой обстановке была сложной. Некоторых она лома­ла, были и эпизоды малодушия, и просчеты. Кто-то искал «теплое ме­стечко» при штабе. Война, как пра­вило, быстро выявляет все слабос­ти человека - или раскрывает уди­вительные свойства его души. Боль­шинство товарищей Александра стойко переносили все невзгоды.

 

НА ГОРЯЧЕЙ ЗЕМЛЕ

 

Первый бой. Он запомнился навсегда. Как и другим новичкам, Саше было очень страшно, каза­лось, что все свистящие пули были направлены только в него.... «Об­стрелянные» ребята, старшие то­варищи действовали четко, не су­етясь. С ними был незаменимый командир, капитан Дворников. Его четкие грамотные действия вселя­ли уверенность в каждого.

Увидев холодное спокойствие товарищей, Александр справился с собой и начал быстро оказывать медицинскую помощь раненым. А они, молодые парни, как и их ге­роические деды в Великую Отече­ственную, не теряя самооблада­ния, подбадривали его. Бой закон­чился, если пользоваться терми­ном десантников, с «незначитель­ными потерями». Задача была вы­полнена.

Через некоторое время А. С. Климов был переведен в разведроту заместителем командира взво­да. Пришлось воевать во многих афганских провинциях. Рота про­водила как масштабные, так и не­большие операции: «выбивала» душманов с гор в низины, участво­вала в уничтожении крупных банд­формирований. Ночью, пешком, бойцы поднимались в горы для захвата позиций с целью обеспе­чения безопасности передвижения военных колонн. А днем десантная рота отправлялась в кишлаки, пе­рехватывая «духов», «зачищая» за­данные позиции; охраняли тропы, по которым могли пройти душманы или караваны с оружием.

Засады организовывались и в зимнее время. Хотя зимой бои не велись два месяца: холод вынуж­дал душманов спускаться в киш­лаки и жить своей деревенской жизнью. Вот что запомнилось бой­цам сержанта Климова.

 

СВОЯ ЧУЖАЯ ЖИЗНЬ

 

«В глиняных приземистых до­мах с маленькими окошками про­живали большие афганские семьи. В центре главной комнаты обычно располагался большой ковер. Не­богатые дома отличались скром­ной утварью, пестротой тканей, наброшенных по углам. Полуразде­тые дети сновали по глиняным комнаткам, а закутанные в цветные материи женщины безмолвно и беспрекословно выполняли любой приказ хозяина-отца. В богатых домах пол был деревянным, много красивых ковров, дворики обнесе­ны глиняной стеной, подобно не­большой крепости. Кирпичи для постройки изготавливаются про­сто: смешивается глина с соломой. Мы переняли их «строительный секрет» и построили у себя на за­ставе небольшую баньку, куда с ра­достью ходили после тяжелых дней и моральных перегрузок».

В Паншере находились два хо­рошо вооруженных и обученных полка наемников. Они держали власть в провинции в своих руках. Одна из операций в Паншере, в которой участвовал Александр Климов, началась с выброса груп­пы десантников с вертолетов. На высоте полутора метров над зем­лей завис МИ-8. Высадка произ­водилась под огнем противника, пули не щадили ребят. Те, кто при­землился, сразу же вступали в бой. Нужно было быстро занять одну из важнейших стратегичес­ких высот. Раненые не сдавались, продолжали сражаться; нескольких ребят сразу же скосили пули...

Противник решился на «пси­хическую» атаку: пошел цепью во весь рост. Но наши бойцы дер­жались крепко, встретили врага огнем. Высота была отбита. Те­перь колоннам можно было безопасно продвигаться в глубь Афганистана.

...Молодые бойцы учились у опытных, надежных товарищей. В боях нельзя было никого терять - ни живыми, ни мертвыми. На опе­рации шли с ведущим и замыкаю­щим. Однажды в ходе боевых дей­ствий в провинции Кунар после очень сложной схватки (отряду де­сантников еле-еле удалось вы­браться живыми из пекла) кто-то потерял автомат. Командир заста­вил вернуться и найти потерянное оружие. С колокольни времени этот шаг кажется жестоким и аб­сурдным: неужели жизнь солдата «дешевле» автомата? Но на войне приказы не обсуждаются....

Очень трудно было ночью в го­рах. Нередко десантники шли с грузом в 50-60 килограммов, тя­желых ботинках, качество которых уступало обуви наемников. Поэто­му ребята так радовались трофей­ным итальянским кроссовкам и ботинкам. Большой удачей было иметь спальники на пуху, изготов­ленные в ФРГ: в них было уютно и тепло спать. На боевые операции слабохарактерных не брали. Они служили при кухне или выполняли бытовые работы.

Отряд сержанта Климова час­то перебрасывали в разные райо­ны Афганистана на вертолетах МИ-8, каждый из которых брал на свой борт 10 человек и выбрасы­вал десантников на площадки для наступления. «Духи» нередко свое вооружение, реактивные установ­ки перемещали на ишаках. Значи­тельно лучше были вооружены на­емники.

       Афганистан не имел мирной передышки на протяжении послед­них четырех веков. Его богатые природные ресурсы так и оста­лись неиспользованными. Воен­ные конфликты внутри страны и с другими государствами не позво­лили независимому Афганистану стать современным, развитым. Не до экономики и производства в стране, где дети рождаются вои­нами, а люди, достигшие 30 лет, выглядят как старики.

Пытливый ум и наблюдатель­ность сержанта Климова позволи­ли ему увидеть многое в этой чу­жой загадочной стране: леса, ин­дийские пальмы, акации, деревья инжира; на юго-востоке страны -обезьян, на запа­де - ореховые леса; гранатовые рощи, обрамляю­щие юг.

Взводу Алек­сандра не раз встречались уни­кальные истори­ческие памятни­ки. Во время од­ной из операций военная  судьба привела его в ущелье Александра Македонского. Много веков назад (329 до н. э) царь Македонии по­вел свои войска через древний Афганистан в Индию, а по пути ос­тавил огромные каменные столбы - высотой в десять метров и очень широкие в обхвате - для обозна­чения своего пути. Во время пере­стрелки с «духами» выстрел из танка не пробил, к счастью, «исто­рическую броню».

...Ущелье, в которое спустились десантники, было прохладным, скалы величественно возвышались над человечками с оружием. Шум реки, восход солнца очень взвол­новали сержанта разведроты и его товарищей. Они остро почувство­вали, что их военная миссия в этой завораживающей и давящей кра­соте неуместна.

Новизна и неизвестность с каждым днем обостряли у ребят чувство Родины. Хотелось домой - увидеть родных, Россию с её не­броской, но самой милой сердцу природой.

 

ИХ СРОДНИЛА ВОЙНА

 

В свободные минуты Алек­сандр подолгу беседовал со сво­им лучшим другом Андреем Куваевым. Саша вспоминает:

«Мы очень сблизились с ним. Стали в этой войне родными по духу. Андрей до армии серьезно занимался спортом, и этот факт предопределил его место в Афга­не - разведка.

Сын крепкого сибиряка, Анд­рей отличался решительным ха­рактером, смелостью, военной грамотностью. Когда я заболел малярией, Андрей в последней своей операции получил серьез­ное ранение. Под минометным об­стрелом ему раздробило кость ноги, врачи извлекли из раны 125 осколков. Я закончил службу, и на обратном пути в Ташкент навестил его в госпитале. Единственной просьбой Андрея было: «Не гово­ри родителям!».

Сейчас Андрей Куваев живет в Москве. Рана на его ноге зажила, но рана в душе после Афгана до сих пор не затягивается: больно и обидно вспоминать ту далекую войну. И ребят - лучших из лучших, которые не вернулись домой...

Разных людей свела вместе служба в Афганистане. В части Саши и Андрея служил таджик-переводчик. Его в шутку называли «таджемон», брали на операции. Звали его Мехри – отличный парень! Он был не только храбр в бою, но и практичен в бытовой жизни жаркой страны: угощал сослуживцев оригинальным салатом из по­мидоров и огненного перчика, на­учил при расстройстве желудка за­варивать верблюжьи колючки.

Колоритной личностью в разведроте был и лейтенант Лебедев - начальник медпункта (ПМП). Его атлетическая фигура, смуглый цвет лица всех поражали, а воен­ная хватка внушала большое ува­жение. В медпункте у него был свой личный уголок, самое почет­ное место в котором занимала штанга.

Лейтенанту Лебедеву часто приходилось «штопать» и «ремон­тировать» наших ребят, оказав­шихся по просьбе афганского пра­вительства на этой «горячей» зем­ле. Первые интернационалисты пришли сюда через трехкиломет­ровый тоннель в перевале Саланг. Путь из Таджикистана был глав­ным, по нему шла техника в Кабул и другие провинции на протяже­нии всей афганской войны.

Разведроте Александра и Ан­дрея тоже пришлось однажды со­провождать отечественные бата­реи «Град». Неисправную технику отправляли в Союз. Встав в 5 утра, разведчики двинулись к перевалу, они провожали колонну через тон­нель в Термез, на советскую территорию. Это нелегкое дело заня­ло два дня и две ночи. Доставив технику к Термезу, десантники с грустью вглядывались в горизон­ты Отечества с другой стороны, стороны войны и испытаний.

 

КОМУ - ДОМОЙ, КОМУ - В СВОЙ ПЕРВЫЙ БОЙ

 

Но вот приблизился срок окон­чания службы Александра Климо­ва. Ему жаль было расставаться с ребятами-однополчанами, одоле­вало чувство тревоги за них. Но в мыслях каждый окончивший служ­бу представлял себя дома. Когда, как и в первый день, десантники вновь выстроились на аэродроме под палящими лучами солнца для посадки в самолет, каждый из них с замиранием сердца следил за крылатым красавцем, на котором они полетят в Союз.

Вот на посадку пошел ИЛ-76. Заглохли моторы, открылась рам­па, и из транспорта стали выхо­дить молодые необстрелянные ребята. Они так же, как и полтора года назад Александр с товарища­ми, начали оглядываться по сто­ронам. Их вопросительные взгля­ды теплели при виде бывалых, за­горелых ребят-десантников, воз­вращавшихся с орденами домой.

Александр Климов и его дру­зья-сослуживцы прилетели в Таш­кент, а оттуда на поезде поехали в Москву. Родная столица встрети­ла «афганцев» в осеннем наряде, теплом и улыбками. Деревья пах­ли родиной. Запах осенней листвы и радовал, и тревожил...

Путь домой ребятам запомнил­ся особенно: люди смотрели на их загорелые лица, заглядывали в сияющие глаза с любовью и вни­манием. В метро, когда их группа вошла в вагон, все обернулись словно по команде. А когда десант­ники шли по аллее, им встретились ветераны Великой Отечественной войны. Они назвали их «сынками». А еще сказали: «Молодцы, не под­вели...».

Прошли годы. История внесла свои коррективы в оценку тех да­леких событий. Но ничто не смо­жет вычеркнуть из памяти дру­зей-десантников те горячие - ге­роические и роковые - афган­ские дни...

 

А.С. Климов 

 

 Перелётная птица далёкой Родины

 

 

В «Афгане»

 

С. МАТЮНИНА.

г. Костерево

Дата последнего обновления страницы 09.09.2018
Сайт создан по технологии «Конструктор сайтов e-Publish»